ГОРЯЧАЯ ЯЛТА, или УРОКИ ЛЮБВИ

Автор: admin 23.03.2018 0 Комментарий(я) Эротические рассказы и секс истории,

Я не люблю осень. За исключением самых первых дней, еще теплых и солнечных, когда деревья расцвечены золотистой и бордовой листвой. Зиму тоже не очень люблю, особенно когда идет мокрый снег и вместо того, чтобы строить глазки интересным мужчинам, приходится смотреть себе под ноги, чтобы не поскользнуться. Весна мне тоже не очень из-за ее слякоти и появляющихся на каждом шагу из-под тающего снега следов собачьей жизнедеятельности. То ли дело лето! Особенно те его дни, которые удается понежиться на теплом песочке и поплескаться в морских волнах! На море я была уже четыре раза: в Турции, Болгарии, Египте... Много забавных и запоминающихся приключений произошло со мной во время летнего отдыха в этих заморских странах, в том числе, конечно же, и эротических, но я бы никогда не подумала, что самая поразительная история случится со мной не за тридевять земель, а на родном крымском берегу. Признаться, никогда бы я не поехала в Ялту, если бы не настойчивые приглашения моей подруги, которая вышла замуж за тамошнего бизнесмена и укатила к нему под крылышко три года назад. Все это время она зазывала меня провести у нее летний отпуск, на этот раз проявив особую настойчивость, и отказываться ее приглашений стало уже совершенно неприлично. Перелистав красочный туристический проспект с заманчивыми видами кипрской Ибицы — моей солнечной мечты, — я, вздохнув, взяла трубку телефона, чтобы забронировать авиабилет до Симферополя...


*    *    *

Здесь, пожалуй, надо сделать одно лирическое отступление. Я девушка современная, и не то, чтобы совсем уж без комплексов, но с некоторых пор перестала считать секс исключительным атрибутом супружеских отношений. И не вижу ничего предосудительного в том, если девушка разок-другой займется любовью с симпатичным молодым человеком без каких-либо взаимных обязательств и других последствий, кроме приятных воспоминаний о пережитом удовольствии. А неприятных последствий, как правило, не бывает, если не рассказывать о себе мимолетному любовнику слишком многого и не забывать использовать презерватив.
Не надо, однако, думать, что я этакая любительница острых ощущений, которая, оказавшись с очередным кавалером в одной постели, тут же готова пуститься с ним во все тяжкие. Как раз наоборот — всю инициативу в таких делах я обычно по своей скромности предоставляла мужчине, чаще говоря ему «нет», чем «да», когда дело касалось его эротических предложений; и если и меняла свое «нет» на «да», то лишь уже под конец романа, и приняв внутрь существенную дозу притупляющего мою стыдливость спиртного. По причине таких свойств моего характера привлекали меня чаще мужчины искушенные, сильные, даже немножечко властные, а такими деталями, как женат ли он, и, вообще, какая я у него по счету, я старалась особенно не заморачиваться. Понятно, что в моем представлении романтические знакомства и их апофеоз — курортные романы, — были неотъемлемой частью летнего отдыха. И что именно с ними и были связаны мои самые приятные воспоминания. Поэтому перспектива провести очередной отдых в компании замужней подруги, в лучшем случае, коротая вечера в скучных прибрежных кафешках,  заранее навевала на меня уныние  и тоску.

*     *    *

...Подруга встретила меня радостно. Показав мне мою комнату, она засыпала меня расспросами, так что спать мы легли глубоко за полночь. Надо сказать, что несмотря на усталость, я отвечала ей не без удовольствия, поскольку немалая часть ее вопросов была связана с моими взаимоотношениями с мужским полом. А когда я делилась с ней некоторыми интимными подробностями, она с таким восхищением всплескивала руками, что это наполняла меня невольной женской гордостью — словно речь шла не о совокуплении с мужчинами, а о затяжных прыжках из стратосферы. Вообще-то такое внимание к интимным деталям сразу показалось мне немного странным. Но я списала это на завистливое любопытство замужней женщины, вынужденной блюсти реноме добропорядочной донны, к свободной девушке, на сексуальные шалости которой общество смотрит с куда меньшим осуждением. Еще мне показалось, что моя подруга чего-то недоговаривает, но я опять-таки рассудила так, что, возможно, она по какому-то случаю позволила себе лишнее, но пока опасается мне в этом признаться.
 ...Все прояснилось через несколько дней. Вечером, когда я смотрела в окно на полутемную улицу и снова спрашивала себя, зачем я променяла рафинированную Ибицу на скучную грязную Ялту, подруга подошла ко мне с бутылочкой вина в руках и, смущаясь, сказала, может ли она попросить меня об одном одолжении...
...Говорила она долго, сбивчиво, но, насколько я, в конце концов, поняла, речь шла о следующем. У одних знакомых ее мужа, состоятельных предпринимателей, был отпрыск мужского пола, который, несмотря на свои 19 лет, во многом «благодаря» усиленной опеки родителей, был еще девственником. Как люди деловые, папа и мама Игоря — так его звали, — не хотели пускать это дело на самотек. Они очень боялись, что перезревший юноша оприходует какую-нибудь недалекую малолетку или, что еще хуже, на парня положит глаз какая-нибудь скучающая прожигательница жизни, возжелавшая молоденького юношеского тела. А требуемое от меня «одолжение» заключалось в том, чтобы влюбить в себя неискушенного юношу и... помочь ему освободиться от невинности, научив, насколько это возможно, паре-тройке приемов, которые он бы потом мог уверенно применять на своих подружках. За эту услугу благодарные родители готовы меня соответствующим образом отблагодарить... Конечно, я отказалась. Но подруга продолжала меня убеждать, что это совсем не проституция, а что-то вроде сексуального шефства; что для меня, такой опытной девушки, это не составит особых проблем; что «сделав дело», я смогу уехать и обо всем забыть; и что другой подходящей кандидатуры у них просто нет — обратиться с этим предложением к кому-то из местных девушек родители не хотят по вполне понятным причинам. Вода камень точит, и в итоге она меня уговорила... Едва не сгорая от стыда, я встретилась с родителями Игоря, мы обсудили детали...

 

*    *    *

...И вот в назначенный день и час мы с подругой «случайно» оказываемся на пляже рядом с семьей Игоря. Мальчик довольно мил, и я не без облегчения вижу, что он выглядит взрослее, чем мне это показалось по его фотографиям. Мое бикини производит на него сильнейшее впечатление — он чуть ли не ломает глаза, косясь на верх моего бюста и полуголую попу. Плавки парня моментально вздуваются, и он боком устремляется к спасительному морю. Я понимаю, насколько была права подруга — юноша действительно давно перезрел, но и я сама чувствую себя не намного лучше — до сих пор в роли объекта соблазнения выступала я сама.
После пляжа мы отправились в ресторан. Короткая юбка, лёгкая блузка с глубоким разрезом, выставленный на обозрение голый животик... Пьем вино, беседуем.  Игорь сильно смущается и краснеет. Я уже знаю, что хорошо знает местные достопримечательности и прошу его показать мне Ливадийский дворец. Игорь оборачивается к родителям. Те одобрительно кивают...
...Но в Ливадию мы не едем. Я заявляю, что у меня разболелась голова и прошу его проводить меня до номера в одном из пансионатов, в котором я якобы живу. Киваю ему в сторону холодильника с салатами, фруктами, мороженым, шампанским — все, как и номер, оплачено его папой, — а сама направляюсь в душ.
 Дверь оставляю приоткрытой. Не спеша скидываю с себя блузку, юбку, лифчик, трусики... Безмолвно шепчу: «Ну, же... Ну, же...» И чуть вздрагиваю — «наконец-то!..» — когда вижу в запотевшем зеркале направленные на меня из глубины комнаты потрясенные глаза. Меня саму начинает заводить эта игра. Чувствую, что возбуждаюсь. Смущение постепенно замещается знакомым мне острым, томительным чувством... Стоя к нему спиной, обмываю себе гелем груди... живот... — «Смотри, мой мальчик, смотри!..» — попу... лобок... — «Смотри...»
Когда выхожу в легком халатике, под которым лишь трусики, он уже готов. Шампанское довершает дело.


- Я прилягу... Подашь мне виноград?..
На кровати у меня все почти что вываливается из халата, распахнувшиеся полы обнажают трусики. Вижу, что у Игоря стоит колом. Его глаза совершенно стеклянные. Но женским чутьем понимаю, что зашуганный властными родичами юноша никогда не решится. Придется, выполняя контракт, браться за дело самой.
Приглашаю его присесть рядом и кормлю виноградинками.
- Теперь ты.
Он берет ягоду дрожащими пальцами и неловко кладет мне ее в рот.
- Еще...
Вместе с виноградом прихватываю губами его палец. Начинаю его характерно посасывать. Игорь окончательно соловеет.
Распахиваю на себе халат. Показываю пальцем на свой большой светло-розовый сосок:
- Теперь ты...
Роль роковой соблазнительницы все больше приходится мне по вкусу. Власть над юным мужчиной наполняет меня совершенно новыми, очень острыми ощущениями. Он постепенно смелеет. Целуя мне грудь, стискивает ее подрагивающей ладонью. Потом в ход идет другая рука. Жар желания быстро наполняет мое тело. Сильнее прижимаю голову юноши к своей груди, расстегиваю на нем брюки. И первый раз в жизни тяну вниз свои трусики — до сих пор это действие было прерогативой моих кавалеров...
Не без удовольствия открываю для себя, что член юноши имеет вполне мужские размеры. Развожу ноги и мягко увлекаю Игоря на себя, с удовлетворением ощущая кожей пылающую твердость его яичек. Мой юный любовник с глубоким вздохом прижимается к моему животу...


Вау! Осечка. Дернувшись, Игорь заливает мой живот горячей спермой. Юноша готов провалиться со стыда. Обнимаю. Шепчу ему на ухо нежные слова. Беру за ладонь, обмакиваю его палец в его собственный нектар. Подношу к своему рту и сосу, как тогда, с виноградинкой. С восхищением улыбается. Глажу волосы, грудь. Постепенно опускаюсь вниз. Вот и его приятель. Нежно массирую. В нем снова оживает самец. Пускаю в дело язык и губы. Девственный красавец приобретает вид крепкого копья, устремленного к потолку.


Хозяин древка снова пытается забраться на меня. «Не торопись, дружок. Здесь я главная!..» Сажусь на него верхом. Очень медленно опускаюсь на торчащий кверху член. Мысленно шепчу: «Запомни этот исторический момент, малыш!..»
Не спеша раскачиваюсь. Новое, удивительное, ошеломляющее ощущение — трахать мужчину. Почему я не делала этого раньше? Уже сама не могу сдерживаться и постепенно ускоряю темп. Мой таз тяжелеет, движется энергичнее и жестче. Груди раскачиваются сильнее. «Смотри на меня, малыш!.. Смотри!.. Видишь, как я балдею от твоего члена?..»
 Я действительно балдею. Он, кажется, тоже. Начинает чувствовать себя мужчиной.  Его руки идут в ход. Они мнут мою грудь. Пытаются обхватить ягодицы. «Правильно, умничка!.. Так и продолжай...»
 Мы оба тяжело дышим. Наши тела извиваются. Темп нарастает. Я впечатываю его в постель своим весом все резче, все сильнее. Вдруг словно горячий гейзер выстреливает в меня. Не думала, что у юноши он может быть такой силы... От неожиданности на секунду замираю. Потом, опомнившись, всеми оставшимися силами кидаюсь его догонять, словно пришпоренная мощным ударом хлыста, знающая свое дело скаковая кобылица. ...По счастью, его член еще довольно крепок, и с полминуты яростно отмочалив своим голодным задом юношеское тело, я захожусь в неудержимом сладостном вопле и бессильно валюсь на ошеломленного парнишку...

*    *    *

...Потом были другие уроки. Мы сообщали родителям Игоря, что отправляемся на экскурсию в Гурзуф, Форос, Бахчисарай, те старательно делали вид, что верят, а сами мчались ко мне в номер постигать новые премудрости плотской любви.

Я оказалась хорошей учительницей, а Игорь — очень способным учеником. Хотя, положа руку на сердце, надо сказать, что кое-чему научилась и я сама. И теперь, когда случай сводит меня с подходящим мужчиной, я уже не жду от него эротических милостей, а нередко беру бразды правления в свои руки...
Еще никогда я не так не жалела, что мой отпуск подошел к концу. Расставаться с моим юным любовником было жаль... Наш пылкий роман, увы, имел и свои издержки — сведенный с ума моими жаркими ласками парень в меня не на шутку влюбился. О чем и сообщил своим родителям, заявив, что... намерен на мне жениться.
Я клятвенно обещала ему писать каждый день — иначе он меня просто не отпускал. А потом его убедили, что я вышла замуж и уехала за границу...
К этому времени у него появилась подружка «из приличной семьи», и дело у них пошло к свадьбе. Узнав об этом, я ощутила легкую зависть, представив себе, что именно мой бывший ученик будет вытворять с молодой женой в их медовый месяц...
Что же касается меня, то благодарные родители Игоря вручили мне сумму, ровно в два раза больше предварительно обещанной. Ее с лихвой хватит на то, чтобы следующий отпуск провести в мекке молодежного туризма — на Ибице, — и, пожалуй, останется даже на то, чтобы снять там греческого мачо с хорошим «инструментом», чтобы он разделал меня на мягком кипрском песке под орех...     

 

Ирина М. (Ялта — Москва)

 

Оставить комментарий